Menu

Cart

Охота на уток

Охота на уток. Дикие утки обитают почти везде, где есть водоемы или болотины хотя бы с небольшим зеркалом открытой воды и где этих птиц во время насиживания яиц и вывода молодняка не беспокоят. На этих птиц наиболее распространены охоты на вечерних и утренних перелетах (зорях), с чучелами во время осеннего пролета и весенняя с подсадной уткой на крякового селезня.

На вечерних и утренних зорях охотятся в основном на речных (благородных) уток: крякв, серых, шилохвостей, широконосок, чирков, свиязей.

Взматерев, выводки уток к середине августа начинают совершать регулярные перелеты: вечером — к местам кормежки, утром — к местам дневки. Кормятся они в неглубоких илистых водоемах, заливах озер и рек, в изобилии покрытых ряской и заросших рдестами, земноводной гречихой, стрелолистом, роголистником, лягушатником, водяной сосенкой, частухой. Кряквы, когда созреют хлеба, вылетают также кормиться на поля. Местами дневок уткам служат так называемые крепи — болота и участки водоемов, густо заросшие тростником, рогозом, камышом, манником, осоками.

Вечерняя заря начинается через 15—20 минут после захода солнца, сразу, как поднимется на крыло и хрипло прокричит большая выпь. В народе говорят: выпь откры-вает зорю. Первыми, когда бывает еще достаточно светло, перелет начинают чирки. Кряква и другие утки летят в густых сумерках. Чем больше осень вступает в свои права, тем позднее начинается перелет. В середине сентября кряква летит в полной темноте, и стрелять ее становится трудно.

Утренний перелет начинается еще затемно, перед рассветом, бывает активен до восхода солнца и через час после восхода практически прекращается. Теперь охотник может рассчитывать лишь на тех случайных птиц, которых кто-то потревожил в месте дневки.

В поймах рек с множеством извилистых стариц, озер, озерков и болотин, поросших по берегам кустарником, специальный скрадок для охоты можно не устраивать. Нужно только хорошо замаскироваться в кустах и быть в защитного цвета одежде. На больших водоемах делают специальный скрадок, «подгоняя» его под фон окружающей растительности. Лучше всего соорудить шалаш в островке растущего среди плеса тростника или рогоза, покрыть его стенки пучками этих же растений, обновляя перед охотой высохшие и пожелтевшие. Сверху шалаш обычно не закрывают, поскольку на вечерних и утренних зорях уток стреляют в основном влет, из положения стоя, и значит, охотник должен иметь возможность быстро вскочить и выстрелить.

Независимо от того, устраиваете вы скрадок на водоеме или выбираете место для охоты на берегу, нужно учитывать общее требование: сбитая утка должна падать либо на зеркало чистой воды, либо на пашню, выкошенный луг. Ведь даже смертельно раненная утка, упавшая и высокую траву или камыш, чаще всего бесполезно пропадает для охотника, так как найти ее без собаки очень трудно. Поэтому, учитывая умение раненых уток прятаться, никогда не надо жалеть лишнего выстрела, чтобы добить подранка.

С наступлением поздней осени утки сбиваются в крупные стаи и перемещаются на большие водоемы. Местные стаи речных уток увеличиваются за счет подлетающих с севера. С приходом холодов появляются и стаи нырковых уток — морской и хохлатой чернети, гоголя, белоглазого и красноголового нырков, нырка Бэра и др.

Наступает время валового пролета водоплавающей дичи и охоты на уток с чучелами.

Резиновые чучела, изготовляемые нашей промышленностью, можно приобрести в магазине. Однако по раскраске они даже приблизительно не соответствуют природному оригиналу, так что охотники вынуждены их перекрашивать. Лучшими же считаются деревянные чучела. Их делают сами охотники, причем порой с таким мастерством, что и вблизи они выглядят, как живые. Для охоты надо иметь десяток-полтора чучел речных уток и столько же нырковых.

Охота с чучелами ведется из шалаша, который устраивают на границе тростниковой крепи и чистой воды. Хорошо сделать шалаш в конце зарослей надводной растительности, узким языком далеко вдающейся в пространство чистой воды. Во время валового пролета, который в средней полосе Европейской России приходится обычно на вторую декаду октября, охота занимает весь день — прижатые морозом на севере стаи подваливают постоянно.

Охота на осеннем пролете азартна, добычлива и по-своему интересна. Позже, коротая зимние вечера в теплом и уютном доме, охотник будет с удовольствием вспоминать холодный октябрьский день, свинцовую воду большого озера и лохматые, низкие тучи, моросящие дождем вперемешку со снегом, шуршание качающихся стеблей сухого тростника и рогоза и летящую вдоль берега над самой водой стаю чернети, которая, сделав разворот, сядет вне выстрела, а потом, выстроившись в шеренгу, начнет подплывать к чучелам. Припомнит, как мокрый и промерзший приходил каждый день со связкой уток в неказистую избушку и после крепкого чая блаженствовал на нарах у раскаленной железной печки.

К числу самых распространенных и традиционных русских охот относится охота с подсадной («круговой») уткой на селезня. По богатству впечатлений такая охота нисколько не уступает другим охотам «по перу», а многие из них даже превосходит.

Вероятно, большинство охотников согласятся, что нет ничего красочнее и радостнее картин весеннего половодья. Когда вы пробираетесь на лодке к заветному островку, широкое, сверкающее, под солнцем водополье сменяется тихими плесами в затопленном чернолесье, а узкие бурлящие протоки, где под напором воды гнутся кусты ивняка, — заливом, в воде которого дрожит отражение соснового бора. Нигде, кроме как, притаившись, в шалаше на весеннем разливе, не услышишь столько радостных охотничьему сердцу звуков: крики журавлей на восходе, гогот поднимающейся гусиной стаи, чуфыканье тетеревов на ближнем острове, звонкую протяжную песню большого кроншнепа, трюканье чирка-свистунка и жвяканье крякового селезня.

Охота на селезней очень интересна. Ведь если вы вырастили и подготовили подсадную уточку сами, наблюдать за ее поведением представляет не меньшее удовольствие, чем за работой гончей или подружейной собаки.

Вот вы высадили свою крякушу на воду и, спрятавшись в шалаше, видите, как она встряхивается, поправляет смятые перышки и, склоняя голову то налево, то направо, посматривает вверх бусинками черных глаз. Оглядевшись, утка начинает «манку»: раздается всем известное кря-кря-кря, которое повторяется обычно 5—6 раз подряд. Вы еще не видите и не слышите селезня, а крякуша вслед за «манкой» вдруг дает знаменитую «осадку» — «ка-ка-ка-ка», начинающуюся с самых высоких тонов и постепенно слабеющую. Теперь, наконец, и вы обнаружили селезня, который, протянув другим берегом залива, закладывает вираж в сторону шалаша, а подсадная тем временем, надрываясь, дает одну «осадку» за другой. Она вся изгибается, трепещет крылышками. Зеленоголовый красавец не выдерживает и, выставив вперед ярко-красные лапы, шлепается на воду метрах в тридцати от вас.

При кажущейся простоте охота на селезня далеко не всегда бывает удачна. Тут многое зависит от погоды, правильного выбора места охоты и устройства шалаша, подготовленности и «мастерства» подсадной утки.

Очень важно верно определить главное направление лёта селезней, которое на широком весеннем водополье совпадает, как правило, с местами гнездования и дневки уток. Такими местами служат острова, полузатопленные гривы, протянувшиеся от основного лесного массива и поросшие кустами ивняка с бордюром из прошлогоднего тростника, рогоза, осоки, затопленные летние болота, заливами заходящие в лес. В подобных местах и ставят шалаш. Однако необходимо учитывать конкретные особенности, например то, что селезень боится крупного леса и плохо подсаживается к утке, если скрадок устроен на краю его.

Шалаш строят не далее двух-трех метров от уреза воды и маскируют таким образом, чтобы он не выделялся на фоне окружающей растительности, «вписывался» в местность. Скажем, на ивняковом острове или гриве нельзя делать скрадок из хвойного лапника. В густом ивняковом кусте, растущем у самого уреза воды, вырубают середину, употребляя срезанные ветви для укрепления скрадка снаружи. Затем его маскируют стеблями тростника. Форма шалаша полукруглая в виде конуса со урезанной верхушкой, высота небольшая — 1,5—1,8 м.

Закрывать верх скрадка не следует, достаточно бросить на «потолок» несколько перекрещивающихся веток, чтобы охотнику не было помехи быстро встать и стрелять влет. Дело в том, что к концу сезона весенней охоты некоторые настеганные селезни становятся очень сторожки, садятся далеко от утки (где-нибудь на другой стороне залива) и не подплывают к ней ближе сотни метров. Взять такого «профессора» удается только влет, когда, не выдержав отчаянных призывов подсадной, он поднимается с воды и пролетает вблизи крякуши. Все торчащие внутрь шалаша ветки надо обрезать, иначе, готовясь к выстрелу, можно задеть их и подшуметь селезня, который обладает очень хорошим слухом. Скрадок должен быть просторен настолько, чтобы охотник с ружьем в руках мог быстро и бесшумно развернуться в любую сторону — даже назад, ибо случаев подхода селезней к утке пешком по суше (с тыла) бывает немало.

При охоте с подсадной нужно всегда быть предельно собранным и внимательным. Стрелять сразу после посадки селезня на воду не следует. Надо затаиться, дать ему возможность осмотреться и подождать, пока он не подплывет на верный выстрел — 25—30 м. Ни в коем случае нельзя стрелять, когда селезень находится ближе 5—6 м от крякуши, а также на линии прямого выстрела за или перед уткой. Дробь от воды делает сильные рикошеты — можно подранить или убить подсадную. Если селезень оказался в такой позиции, его спугивают и стреляют влет. Кстати, не рекомендуется подбирать убитую дичь тотчас после выстрела. Охотничье время дорого, а ведь пока возишься, доставая трофей, может налететь другой селезень.

Охотиться на селезня можно на утренней и на вечерней заре. Однако утренняя всегда бывает удачнее, так как до восхода солнца и примерно в течение часа после него на зов подсадной хорошо идут ночующие поблизости селезни. Утром садиться в шалаш надо перед рассветом, еще затемно, вечером — часа за два до захода солнца. В теплые тихие и ясные зори лёт селезней всегда лучше, чем в холодные. Неплохой бывает охота в теплую безветренную погоду, когда моросит мелкий дождик и дали подернуты легким туманом. В холодную, ветреную погоду с сильным дождем или мокрым снегом лёта практически нет — утки забиваются в крепь, где тише и теплее.

Подсадную высаживают на воду метрах в 8—10 от шалаша и привязывают шнуром за кольцо надетой на ее ногу так называемой ногавки, сделанной из мягкой и хорошо промасленной полоски кожи шириной 6—8 мм. Ногавка должна достаточно плотно облегать ногу утки, однако и не слишком сильно ее сжимать. Свободный конец шнура прикрепляют к берестяному кольцу, которое надевают на воткнутый в дно водоема кол. Преимущество такой (а не «мертвой») привязи в том, что утка, плавая в любых направлениях, не закручивает шнур вокруг кола (берестяное кольцо держится на поверхности воды и вращается свободно). Длина шнура обычно не более 3—4 метров.

Проработав часа два, даже хорошо подготовленная к охоте утка намокает и устает. На глубоком месте она может отдохнуть на специально устроенном фанерном, деревянном или пенопластовом кругу (диаметром сантиметров в тридцать), надетом на тот же кол, к которому привязана утка. Круг к колу прочно крепят деревянными клинышками, чтобы он находился на уровне воды.

Многие считают, что утка во время охоты должна быть все время на открытой воде, как говорится, на виду. Это вовсе не обязательно. Можно привязать крякушу с таким расчетом, чтобы она, устав, могла добраться до ближайшей кочки, сплавины или до кромки берега. В некоторых случаях из подручного материала (плавник, коряги, дерн) даже сооружают искусственную кочку.

Большое и, пожалуй, самое главное значение для проведения охоты с подсадной имеет правильное содержание и заблаговременная подготовка уток.

Лучше всего на зиму помещать уток (и домашнего крякового селезня, если вы ведете свою породу) в обычном дощатом сарае, в стене которого сделано небольшое отверстие для выхода птиц во двор. Утки не боятся холода, однако чтобы они не обморозили себе лапы во время больших морозов, в углу сарая кладут достаточное количество сена или соломы, в которую птицы забираются на ночь. В сарае ставят таз, корыто или другую посуду с водой, где утки могли бы пить и купаться. Воду меняют два раза в день, намерзший лед скалывают или оттаивают. На зиму в сарай помещают также невысокий ящик с крупным просеянным песком и мелкими камушками, которые нужны птицам для лучшего пищеварения. Кормят уток зерном, хлебом, кашей. Но после января уже не рекомендуется давать ни хлеб, ни кашу, от которых они сильно жиреют, плохо несутся, а потом на охоте вяло кричат и быстро устают. Нередко задают вопрос: «А как содержать подсадную утку в городских условиях, когда нет никакого сарая?» Можно ответить на это одно: охотничья страсть и смекалка не знают пределов. Известно, например, что некоторые охотники-горожане держат подсадную утку на балконе, устроив специальный ящик, или в квартире.

Подготовку уток к охоте начинают с того, что их с наступлением теплых дней (в средней полосе — середина марта) отсаживают от селезня. Предосторожность эта обязательна, ибо потоптанные селезнем утки работают плохо.

После отсадки уток приучают к купанию на поводке. Для молодых это желательно делать вместе со старыми, причем ежедневно. Поскольку первое время утки сильно дергают привязь, ногавку надевают поочередно то на правую, то на левую ногу. Если утка захромала, надо дать ей два дня отдохнуть. Длина бечевки или шнура не должна сначала превышать 2—3 м. Постепенно ее увеличивают до 5—6 м. При купании на большой воде надо так привязывать утку, чтобы она могла выйти на берег и обсушиться. Время купания с 20—30 мин в первые дни постепенно увеличивают до 2—3 ч.

Приучив молодых уток к купанию и поводку, начинают воспитывать у них привычку к выстрелу. Если утки после выстрела от испуга ныряют, опытные охотники рекомендуют вслед за выстрелом высадить в стороне домашнего крякового селезня. Появление селезня успокаивает уток, и они начинают кричать еще азартнее.

Первое купание подсадной утки — праздник не только для нее, но и для охотника. С радостью смотрит он, как его помощница весело полощется в воде, сушится на мартовском солнце, расчесывая и перебирая каждое перышко, как дает «осадку» пролетающей галке.

Работа подсадной утки, а следовательно, и успех охоты зависят не только от подготовки крякуши к охоте, но и от ее врожденных природных качеств: силы и чистоты голоса, темперамента, характера поведения. Бывает, на старательную, но с хриплым, как у вороны, голосом крякушу одного охотника селезни совсем не обращают внимания и подсаживаются к шалашу другого, где утка дает звонкую, заливистую «осадку». Практика показывает, что определить рабочие достоинства по внешнему виду утки невозможно. Одинаково хорошо могут работать и крупные с более светлым окрасом пера, с желтым носом утки, и маленькие, темные, черноносые. Приобретая подсадную, следует поинтересоваться «линией», рабочими качествами уток заводчика, а лучше всего прослушать утку самому.

На всех охотах надо строго соблюдать установленные правила охоты и нормы отстрела уток. Если охотник охотится в приписном хозяйстве, он обязан иметь путевку в именно в это хозяйство и ни при каких обстоятельствах не отстреливать уток больше, чем ему разрешено по путевке. Запрещено весной стрелять уток вместо селезней, стрелять по поднявшимся стаям и вообще влёт. Нельзя стрелять нелетный молодняк, так называемых хлопунцов. Словом, надо строжайше соблюдать все установленные для данной местности и для данного сезона правила и нормы охоты.


Анекдот

Сидит браконьер, ловит рыбу. Подплывает рыбнадзор: - Так! Браконьерствуем? - Да что вы! Это моя собственная рыба. Я ее принес, чтобы она на воле поплавала, погуляла, а потом я свистну, и она вернется. - Да ну?! Ну-ка, покажи! Мужик отпускает рыбу в озеро. Сидят с рыбнадзором, ждут. Рыбнадзорщики говорят: - Ну, свисти. - Зачем? - Ну, чтобы рыба вернулась. - Какая рыба?!

Log In or Register